Юрий Чурсин: Из дневника путешественника Аргентинское танго и ковбойские игры в Буэнос-Айресе

ngn80 02

Вслед за ведущим рубрики «Точка на карте мира» Юрием Чурсиным мы продолжаем путешествие (читайте номер журнала «Наш город Новокузнецк», №1, 2013 г.) на быстроходном лайнере.

Позади остались Сантьяго, Пуэрто­Монтт, Пунто­Аренас, Ушуайя, мы обогнули мыс Горн, обошли Фолклендские острова и повернули на север. Только там стало теплее. А вот возле мыса Горн было прохладно – градусов 8­10. Уходили в шторм, который трепал нас всю ночь. Впереди ждал белоснежный Буэнос­Айрес. И до него было два дня пути.

Наконец­то показались небоскребы столицы Аргентины. Мы вошли в дельту реки Ла­Плата. По берегам зеленая зона, множество марин – стоянок для яхт, катамаранов, лодок, маломерных судов.

Буэнос­Айрес – один из самых красивых городов Южной Америки, «Париж Южной Америки» – был основан около 400 лет назад. Столица страны имеет относительно недолгую, но очень бурную историю. Попытки испанских конкистадоров построить город в столь удобном для кораблей устье Ла­Платы неоднократно прерывались нападениями воинственных индейских племен.

Тогда город назывался Нуэва­Сеньора­де­Санта­Мария­дель­Буэнос­Айрес. Буквально – Город Пресвятой Троицы и Порт нашей Госпожи Святой Марии Добрых Ветров. Но после многочисленных взлетов и падений город был практически стерт с лица земли разрушительными землетрясениями XIX века и заново отстроен несколько в стороне. На волне «мясного бума» сложился современный облик Буэнос­Айреса, который стал столицей Аргентины. Застройка центральной части города происходила по проектам французских архитекторов – с широким проспектами, обрамленными деревьями.

По переписи 2010 г., численность его населения равна 2,8 миллиона жителей, а в черте Большого Буэнос­Айреса проживают 12,8 миллиона.

Буэнос­Айрес – крупнейший город в Аргентине, второй в Южной Америке и входит в двадцатку крупнейших мегаполисов мира. В начале XX века Большой Буэнос­Айрес становится одним из основных направлений иммиграции в Южную Америку. В 1913 году в городе появляется метро, ставшее первым в Латинской Америке. Буэнос­Айрес является главным образовательным центром страны и был выбран Всемирной столицей книги 2011 года.

Тем временем мы прошли к своему пирсу и, любуясь видами огромного города, ждали, когда же спустят трап, чтобы ощутить дух далекой от родных мест Аргентины. И вот мы уже в автобусе мчимся по улицам жутко интересного города. Необычно все. А глаза успевают запечатлеть лишь малую толику всего, что хотелось бы увидеть. Благо в руках видеокамера, пара фотокамер да диктофон в придачу.

И вот мы уже на улицах города в центральном районе Реколета – одном из самых дорогих жилых районов города. Его название происходит от аскетов­францисканцев, осевших здесь в начале XVIII века. Они основали монастырь, церковь Эль­Пилар и кладбище, которое является главной туристической достопримечательностью района. Кладбище Реколеты – это самое старое и аристократическое кладбище города. Почти 6 гектаров могил великих патриотов, президентов республики, выдающихся военных, ученых и художников. Все склепы и мавзолеи являются работой знаменитых архитекторов и художников. Когда­то кладбище было на окраине города, а сейчас оказалось в центре. С него­то мы и начали свое путешествие.

Большинство домов Реколеты были построены во французском стиле, благодаря чему Буэнос­Айрес известен также как Латиноамериканский Париж. Несмотря на свою славу, до 1960­х годов немало исторических сооружений Реколеты было снесено из­за роста цен на землю. На их месте возводились современные высотные дома.

В районе Реколета жили многие известные аргентинцы, в частности писатель Хорхе Луис Борхес и Хосе Ортега­и­Гассет, на улице Альвеара жил кардинал Пачелли, будущий папа Пий XII.

Особо надо сказать о Еве Перон. Родившаяся в богом забытой аргентинской деревушке незаконнорожденная дочь крестьянки и богатого землевладельца с детства была вынуждена бороться за существование. В 15 лет эта борьба привела ее в столицу Аргентины. Сначала юная провинциалка зарабатывала на жизнь проституцией. Но мечтала стать актрисой! Только в 20 лет Эве Дуарте улыбнулась фортуна. Владелец крупнейшей радиостанции Буэнос­Айреса предложил ей по вечерам вести передачу на социальные темы – «5 минут для народа». И вот тут­то Эва проявила себя. Она рыдала у микрофона, стонала, говоря о тяготах жизни, и извергала праведный гнев в адрес жиреющих на народной крови толстосумов. И ей уже грезилось иное будущее. И она вступила в него в 1945­м, выйдя замуж за перспективного политика – полковника Хуана Доминго Перона. Вскоре Перон стал президентом­диктатором Аргентины, а его жена – не просто первой леди, но его правой рукой, его глашатаем и казначеем.

В деле пропаганды Эвите не было равных. Она стала не просто звездой радиоэфира. Она верховодила профсоюзами. С высоких трибун пеклась об угнетенных рабочих, о матерях­одиночках и о детях бедняков. Она создала собственный фонд социальной помощи.

В 1955 году военные свергли Перона. А следователи обнаружили в здании Фонда Эвиты тысячи дорогих платьев, массу косметики и украшений. Хозяйки фонда к тому времени уже три года не было в живых – она умерла от тяжелой болезни. Но и поныне трудовая Аргентина продолжает плакать по ней. Могила Эвиты на Реколете до сих пор остается местом паломничества. Однако не всем удается найти это захоронение, ведь после ее смерти родня отца Эвы признала незаконнорожденную родственницу, ставшую женой президента Аргентины и всенародной любимицей, и похоронила ее в склепе семьи Дуарте именно под этой фамилией.

Будучи в Буэнос­Айресе, мы посетили одно из самых известных мест в мире – кафе Тортони. Оно начало работу в 1858 году и входит в число самых старых в Буэнос­Айресе. Здесь в основном подаются легкие закуски к благородному аргентинскому вину. Но самое главное для данного заведения – это все­таки не еда.

Основателем заведения стал француз, который возжелал облагородить горячих аргентинцев, посему на протяжении долгого времени публика в кафе состояла преимущественно из людей с высокими моральными принципами духовной культуры – имена завсегдатаев Федерико Гарсиа Лорки и Хосе Ортега­и­Гассета говорят сами за себя. Множество других известных культурных деятелей также оставили свой благотворный отпечаток на репутации кафе Тортони.

В конце XIX в. живописный подвал, где находится кафе, стал местом встреч членов художественной группы «Ла­Пенья» – столичных художников и писателей, возглавляемых Бенито Кинкелой Мартином. Впоследствии завсегдатаями кафе были многие будущие знаменитости, в том числе Хорхе Луис Борхес, Роберто Арльт и Альфонсина Сторни, а также знаменитые гости столицы – Федерико Гарсиа Лорка и Луиджи Пиранделло.

ngn80 01Здесь обустроен специальный «Уголок поэтов», напоминающий о былых временах. Некогда в кафе выступал знаменитый танцор танго Карлос Гардель, а в наши дни часто проводятся танго­шоу и музыкальные концерты.

В кафе Тортони можно не только восполнить силы, но и постичь частичку европейской «души» заведения, а также окунуться в мир страстного аргентинского танго. Второй этаж здания занимает Национальная академия танго (она также предлагает желающим обучение этому танцу) и Всемирный музей танго (World Tango Museum). Его расположение, словно по задумке, может быть конечной точкой во время четырехчасового посещения достопримечательностей центральной площади Буэнос­Айреса.

Незаметно стемнело. Мы наблюдаем за жизнью вечернего Буэнос­Айреса. Чудеса здесь начинаются после 9 часов вечера – это один из немногих городов мира, где сохранилась старая добрая богемная традиция настоящей ночной жизни. Ночной Буэнос­Айрес открывает свои тайны. Именно в это время горожане выходят на прогулку.

Множество поклонников танго идут в клубы. Милонги – это танцевальные вечера, которые организуются каждый день. Отправиться туда надо для того, чтобы понять, что такое аргентинское танго. Вечера танго в Буэнос­Айресе – главная приманка для туристов. В клубах все очарованы танго – и пожилые люди, и молодое поколение. Танго звучит без конца. Ночное танго­шоу запомнится надолго.

В роскошном кабаре можно вдоволь насмотреться на то, как мастерски, как великолепно это делают другие. Но есть в Буэнос­Айресе и места, где танго можно станцевать с настоящим аргентинским мачо – из тех, кто зарабатывает этим на жизнь. Существует множество школ, и форма танца уже далеко не всегда соответствует классическим представлениям о танго. На настоящий момент широкое распространение получили его новые формы. Это вызывает многочисленные дискуссии о том, осталась ли прежней суть танца. Вот и сейчас мы отправимся на шоу «Аргентинское танго» в клуб, который расположился в подвальном помещении, а рядом находится академия танго!

Немного о том, что же такое для аргентинца танго! Изначально этот танец считался «мужским делом», и любовной подоплеки не было. Просто мачо демонстрировали друг другу свою стать, танцуя на углах улиц, чтобы произвести впечатление или просто скоротать время. Потом к танцу стали привлекать проституток, благодаря чему классический аргентинский танго­наряд женщины сохранил некоторые детали, свойственные представительницам древнейшей профессии: узкое платье с умопомрачительным разрезом, сетчатые чулки, вызывающе декольтированная блузка и туфли на шпильках. Партнер выглядит гораздо скромнее: костюм свободного покроя, напомаженные волосы, лакированные штиблеты и фетровая шляпа в гангстерском стиле.

Главный в танго – мужчина, он ведет. Грудью, плечом, а не руками. Он выводит рисунок танца. Мастерство дамы – в ответном посыле: чувствовать, на какой шаг ее выводит партнер. Для лучшего ощущения этих чуть заметных посылов танго часто танцуют с закрытыми глазами. Партнер «проводит» даму на определенный шаг и чуть заметным движением корпуса показывает ей направление следующего шага и его длину. И надо помнить: заучить шаги танго можно, значительно сложнее научиться чувствовать партнера.

Суть песенного жанра танго – в трагической любви. В танго «Последнее опьянение» есть строки, выражающие главное в этом танце – боль утраты любви:

Я уже знаю, что все мимолетно,

Что жизнь – абсурдная рана,

И твой приговор – любовь проходит…

В защиту Уругвая и справедливости ради надо отметить, что первое танго создали именно там. Кстати, самое замечательное танго всех времен и народов «Ла­Кумпарсита» также сочинил уругваец Эрардо Родригес. У аргентинцев говорят, что даже когда приходит Смерть, они и ее приглашают на танго.

Международный день танго отмечается 11 декабря, в день рождения Карлоса Гарделя. Имя Гарделя стало символом аргентинской культуры ХХ века. Он вырос в Буэнос­Айресе, пел народные песни, а затем стал танцевать танго и сниматься в кино. В 1917 году Гардель записал свою первую танго­песню «Моя грустная ночь» – и танец­импровизация, зародившийся в портовой зоне Буэнос­Айреса – квартале Ла­Бока, который стал пристанищем иммигрантов из Европы, приехавших в Аргентину в поисках лучшей доли, начал стремительно набирать мировую популярность, как и сам Гардель.

Всё хорошее когда­нибудь кончается. Закончилась и эйфория танца. Неохотно возвращались мы на наш лайнер, обсуждая увиденное и услышанное. Ночь предстояло провести на стоянке в порту, и мы долго любовались ночным Буэнос­Айресом.

На следующий день мы снова ринулись в город с экскурсией. Нам предстояло посетить розовый сад, вернее сад роз. И вот мы уже любуемся этим прекрасным созданием рук человеческих. Расположен он чуть ли не в центре города, между крупными магистралями, однако весь утопает в зелени. Здесь же находится огромный водоем с водоплавающей дичью, но люди соседствуют с ней без конфликтов. Множество беговых дорожек: горожане с удовольствием занимаются разными видами физкультуры и спорта.

Красивейший парк роз был создан в 1914 году. Первоначально было посажено 14700 кустов, сейчас произрастает более 15000. Роз здесь насчитывается более 5 тысячи разновидностей. Мы долго бродили по его аллеям, восхищаясь изумительным ароматом, который источали эти розы. К тому же здесь было много всевозможных памятников, скульптур, монументов, и во всем сквозила любовь аргентинцев к своей истории. И было интересно, как здесь очутился греческий мостик, на котором мы с удовольствием фотографировались.

В центре парка есть Сад поэтов, созданный в 1929 году, с бюстами Уильяма Шекспира, Альфонсины Сторни, Данте Алигьери, Федерико Гарсиа Лорки, Антонио Мачадо и Хорхе Луиса Борхеса.

А сейчас мы отправимся в Ла­Бока, один из районов столицы Аргентины. Расположен он на юго­восточной окраине города. Именно здесь Педро де Мендоса заложил город Буэнос­Айрес в 1536 году. Во времена испанской колонизации Ла­Бока был зоной, где располагались бараки для чернокожих рабов. После обретения независимости здесь были построены солильни и дубильни.

В конце XIX в. район у порта в Ла­Бока стали активно заселять иммигранты из Италии, преимущественно из Генуи, которые придали ему современный вид. Мигранты красили свои дома разными красками, ибо часто не хватало одного цвета на весь дом. Впоследствии разноцветность Ла­Бока превратилась в традицию, краски стали более яркими и разнообразными. Значительный вклад в сохранение и развитие этой традиции приписывают художнику Бенито Кинкеле. Уже в 1870 году Ла­Бока имел характерный вид, а в 1895­м стал вторым по величине районом столицы. 3 апреля 1905 года из итальянских мигрантов Ла­Бока была образована футбольная команда «Бока Хуниорс», которая сейчас является одной из самых популярных в Аргентине.

Дальше мы направляемся на ранчо Эстансиа Санта­Сусана, своеобразное шоу­ранчо. Нас радушно встречает хозяин, сопровождает на территорию. Проходим мимо грилей, на которых готовятся знаменитая аргентинская говядина, куры и различные колбаски. Нам предложили конные прогулки, подали лошадей, и желающие, кто как может, занимают места в седлах. Стараются выглядеть по меньшей мере знатоками, если не гаучо.

Иностранец, оказавшись в Аргентине, то и дело слышит слово «гаучо». Примеряет пончо – продавец обязательно скажет: «Это настоящий пончо гаучо». Заказывает чай – официант предложит: «Попробуйте настоящий аргентинский чай гаучо – мате». Если хотите обидеть аргентинца, скажите при нем, что гаучо – всего лишь обычный аргентинский ковбой. На самом деле это так, но гаучо были носителями особой культуры и образа жизни, когда ковбои еще и не помышляли о том, что их, обыкновенных пастухов, Голливуд превратит в символ Америки. Раньше аргентинцы на гаучо смотрели косо или старались их не замечать, а теперь гордятся ими, стараются им подражать.  

ngn80 0Мы отправляемся в путь по своеобразному ипподрому, огороженному забором, за которым простираются поля. Прокатившись минут пятнадцать, мы возвращаемся и получаем возможность осмотреть цветники, музей, сувенирный магазинчик в предвкушении обещанного обеда.

О музее нужно сказать отдельно. Это одноэтажное здание, стоящее несколько в отдалении. Вероятно, так и строилось раньше жилище. Обстановка сохранена и выглядит так, как это было лет 60 назад: старинная утварь и все необходимое для жизни. Все экспонаты ухоженны, много фотографий, которые рассказывают о жизни нескольких поколений с их радостями, горем, знаменательными событиями. Всё это умиляет, навевает воспоминания из детства.

А мы проходим в огромный обеденный зал, который тоже полон различных экспонатов. И обед начинается. В зале становится теснее и шумнее, но места хватает всем. Все стараются сесть поближе к сцене, на которой должно состояться представление  с элементами культуры гаучо: с танго, плясками, песнями. Однако хозяин «рулит» и все успокаиваются, тем более что уже подают пиво, вино и закуски.

Хорошо пообедав, посетители все в предвкушении представления. И началась феерия танца... После такого действа хочется на свежий воздух. И те, кто только что раздавал по столам яства, сидят в седлах. Весь табун уже перед зрителями, и начинается еще один аттракцион.

Увертюра понятна всем: разогреть коней, зрителей, хотя они и так уже разогреты, да и самим войти в норму. Суть представления состоит в следующем. Между двух столбов натянут канат. На него за нити подвешивается кольцо, может и золотое, но я сомневаюсь. Наезднику необходимо на скаку, имея в руках иглу, продеть её в кольцо и подарить понравившейся даме, а потом, посадив её с собой, прокатиться за деревца, где мельница крутится.

Вы, надеюсь, поняли суть игры. А теперь смотрим представление.

Обращаю внимание на дам. Каждая желала прокатиться за спиной у гаучо, но не всем это суждено было сделать.  А какие страстные поцелуи раздавали всадники. Любо­дорого было смотреть.

Уезжать не хотелось. Но регламент довлел над нами…

А ближе к ночи, когда лайнер отходил ко сну, на верхней палубе в дансинг­холле шли танцы до упаду.

Лайнер же покинул гостеприимный Буэнос и взял курс на Монтевидео.

Юрий Чурсин

Фото автор